Подводные лодки Первой мировой

Подводная лодка проекта 613 И. Г. Бубнова Подводная лодка проекта 613 И. Г. Бубнова

Американцам так и не удалось первыми по-настоящему применить подводные суда в бою. Это сделали европейцы — немцы, французы и русские. Так, одним из основоположников мирового подводного флота по праву считается профессор судостроительной механики из Петербурга Иван Григорьевич Бубнов. Известный инженер-судостроитель проектировал не только надводные, но и подводные корабли, составившие ядро Балтийского флота к Первой мировой войне.

Еще перед началом Русско-японской войны им было предложено использовать подлодки для обороны Порт-Артура. А поскольку имевшиеся тогда малые субмарины не могли выполнить эту задачу, коллективом конструкторов во главе с Бубновым был разработан проект лодки «Дельфин», водоизмещением 113 — 123 т, с глубиной погружения до 50 м. Она имела два двигателя — бензиновый, мощностью 300 л.с. и электрический, 160 л.с, которые позволяли ей двигаться как в надводном, так и в подводном положениях с достаточно высокой скоростью (до 10 узлов).

Впрочем, пока лодка строилась и испытывалась, необходимость в обороне Порт-Артура отпала. Тем не менее накопленный опыт в самом конце XIX века привел командование Военно-морским флотом и высшее руководство России к заключению о необходимости введения подводных лодок в состав флота. С подачи контр-адмирала В.К. Витгефта император Николай II 19 (6) марта 1906 года подписал соответствующий указ. Именно с этой даты и отсчитывается официальная дата рождения российского подводного флота.

Поначалу подводные лодки предназначались исключительно для береговой обороны. К августу 1914 года, то есть к началу Первой мировой войны, практически все флотоводцы мира полагали, что подлодка может быть использована исключительно для оперативной и тайной постановки минных полей. Иногда, быть может, ей удастся атаковать корабль противника, стоящий на якоре. Об атаке движущихся целей всерьез никто не думал.

И все же 8 сентября 1914 года «Акула» под командованием лейтенанта Н.А. Гуднина провела первую торпедную атаку. Торпеда, впрочем, прошла мимо, но начало было положено...

А 11 октября в районе Босфора экипаж подлодки «Тюлень» под командованием старшего лейтенанта К.Т. Китицына одержал и первую боевую победу. Правда, для этого подлодка всплыла и повредила артиллерийском огнем вооруженный турецкий пароход, команда которого была вынуждена покинуть тонущее судно.

Всего же только за 1915 год русские подводники совершили 78 выходов в море, уничтожив при этом 2 крейсера и 8 транспортов противника.

Не дремали и конструкторы других стран. Так, например, уже 22 сентября 1914 года немецкие подлодки атаковали английские броненосцы «Ибукир», «Хог» и «Кресси», потопив их.

Радиус действия субмарин к тому времени возрос до 8000 морских миль. Связь с ними держали по радио. А сами субмарины начали оборудовать гидроакустическими приборами и устройствами для стрельбы торпедами в подводном положении.

Впрочем, немецкие специалисты использовали подлодки не только для охоты за вражескими кораблями. В 1916 году впервые вышла в море грузовая подлодка «Дойчланд», дважды преодолевавшая Атлантику. С помощью таких судов немецкие специалисты надеялись контрабандой доставлять в Германию особо дефицитные грузы.

Однако уже вторая подлодка такого класса, «Бремен», вышедшая в море 26 августа 1916 года, назад уже не вернулась. Полагают, что она затонула где-то в Атлантике в результате столкновения с боевыми кораблями противника или из-за технической неисправности.

Тем не менее опыт Первой мировой войны показал — субмарины становятся серьезной боевой силой.

Чем выдавал себя подводный корабль?

В начале XX века, когда подводные корабли только еще начинали учиться плавать, обнаружить их можно было лишь тогда, когда они были на поверхности воды. С близкого расстояния в бинокль, когда лодка плыла под перископом, можно было обнаружить перископ и бурунчик воды и маленькие, расходящиеся от него волны. Также для обнаружения подводных лодок, помимо глаз, включили и уши — были применены первые гидроакустические станции.

Когда к надводному кораблю направлялась торпеда, то ее выдавал след пузырьков воздуха. И пенный след, тянущийся за ней. В самом начале Первой мировой войны так погибла германская подводная лодка U-29, которая уже успела потопить четыре английских крейсера: «Абукир», «Кресси», «Хог» и «Хаук».

В полдень 15 марта 1915 года, когда британский «Great Float» («Большой флот») возвращался на свою базу, наблюдатель с линкора «Мальборо» сообщил, что видит подводную лодку. Когда же за кормой другого линкора — «Нептуна» увидели пенный след торпеды, ближайший к вражеской подводной лодке линкор «Дредноут» резко изменил направление и увеличил ход (скорость). Через несколько секунд он раздавил неприятеля. В волнах мелькнула рубка с надписью U-29.

Так погибла маленькая подводная лодка водоизмещением 500 т с экипажем 28 человек под командованием Отто Веддигена, которая успела потопить 1459 английских моряков.

Кроме этого, для обнаружения подводных кораблей, помимо глаз, включили и уши. Еще знаменитый итальянский художник, архитектор, ученый и инженер Леонардо да Винчи (1452—1519) открыл, что, «опустив в море один конец трубки и приложив другой конец к уху, можно слышать, как плывут корабли».

Этим воспользовались и создали системы, прослушивающие море. Это так называемые гидроакустические станции. «Гидро» по-гречески — «вода», а «акустика» — тоже по-гречески — «слух». Прослушав море, обнаружили, что рыбы, киты, дельфины «разговаривают», «поют». Дельфины излучают так называемые звуковые сигналы и «слушают», как они отражаются от косяков рыб.

Так же действуют гидролокаторы: они излучают звуки и слушают «эхо». Так обнаруживают якорные мины, подводные корабли и многое другое.

Читайте в рубрике «Подводный флот»:

/ Подводные лодки Первой мировой