Разведка «боем»

Американская подводная лодка «Кочино» Американская подводная лодка «Кочино»

В период «холодной войны» подводная лодка США под командованием Рафаэля Бенитоса получила задание прослушать радиостанции Военно-Морского Флота России в районе Мурманска. Нужно было приблизиться как можно ближе к берегу, где базируются подводные лодки России. Дело в том, что разные радиостанции можно поймать, услышать и записать на магнитную пленку в зависимости от их мощности. Маломощные — на близком расстоянии, а в переговорах этих станций содержится иногда такая информация, которой интересуется разведывательное управление США.

Главной задачей двух подводных лодок «Кочино» и «Таек» была разведка деятельности советских ракетных полигонов и, возможно, деятельности, связанной с ядерным оружием.

Приблизившись к берегам, лодки должны были скрытно маневрировать, перехватывать радиопереговоры и их расшифровывать. Особый интерес представляли пуски испытываемых баллистических ракет.

Подготовка к походу проводилась на военно-морской базе в Лондондерри в Северной Ирландии. Подводную лодку «Кочино» оснастили специальной разведывательной техникой. Для монтажа особых антенн радиоперехвата в корпусе лодки сделали отверстия.

Лодка была оборудована устройством для работы дизелей под водой — РДП — немцы его называли «шнорхель».

Командира Бенитоса беспокоила работа этого устройства.

В состав экипажа подводной лодки «Кочино» прибыл один из лучших радиоперехватчиков Харрис Остин, специально тренировавшийся расшифровывать советские военные переговоры.

В конце июля подготовка к походу была закончена в Портсмуте, в Англии, но выход в море задержался до августа 1949 г.

В море вышли две подлодки: «Кочино» и «Таек».

При первых же погружениях появились протечки сальников (уплотнений) вновь установленных антенн. С трудом удержали попадание воды на радиоаппаратуру.

В район выполнения поставленной задачи подводные лодки пришли через несколько суток, чередуя плавание по РДП с надводным ходом.

Впереди шла «Кочино», за ней — «Таек», которая должна была прикрыть и отвлечь советские противолодочные силы, если они обнаружат «Кочино», занявшую позицию в 150 км от Мурманска и баз Северного флота.

Находясь на перископной глубине, подводная лодка начала прослушивание эфира.

В течение 4—5 суток патрулирования Харрис Остин не поймал что-либо, могущее заинтересовать: несколько переговоров голосом, азбука Морзе, как ее называют, «морзянка», несколько сигналов, которые он не понял, — вот и все.

Разведывательная миссия пока не дала ничего. Остин надеялся, что в береговом разведцентре можно будет что-то понять.

Лодка развернулась на курс выхода из района разведки. 25 августа командиры связались по радио и начали учения. В 10.30 «Кочино» шла под РДП. Она пряталась. А подводная лодка «Таек», находясь где-то за горизонтом, старалась обнаружить «Кочино».

Поднялся резкий шквальный ветер, вызвавший короткие волны. Подводную лодку «Кочино» раскачивало.

В это время поступил доклад о поступлении воды в отсеке, где работали дизели. Вода лилась через предохранительный клапан РДП, который должен был закрываться, когда его окатывала водой очередная волна. Но его заело в открытом положении: РДП отказал, и двигатели заглохли.

Подводная лодка вынуждена была всплыть на поверхность моря. Бенитос послал старшего помощника выяснить, что случилось. Но тут же в кормовой части корпуса раздался взрыв. Старший помощник доложил: «Взрыв и пожар в кормовой полубатарее. Дело плохо».

Лодка качалась под ударами пятиметровых волн. Бенитос, спасая людей от задымления, приказал личному составу, кроме тех, кто боролся с огнем, выйти наверх.

47 человек вышли на палубу. 12 вместе с командиром находились на мостике. 18 человек сражались с огнем под руководством старшего помощника. Вскоре удалось запустить дизель.

Один из матросов был смыт за борт, но к нему лодка подошла тихим ходом, и его удалось спасти.

В это время на горизонте появилась подводная лодка «Таек».

Через 50 минут после первого взрыва на «Кочино» раздался второй взрыв. Остин передал на «Таек» просьбу о помощи. Через час подошла «Таек». Между лодками натянули канатную дорогу и начали эвакуацию экипажа. Первый, кто был передан с «Кочино», погиб при ударе о корпус подлодки «Таек». И тут 12 человек экипажа «Таек», которые принимали участие в спасении экипажа «Кочино», были смыты за борт огромной волной. Шестерых из них не спасли.

Через девять часов после аварии начали буксировать «Кочино». Однако после 00 ч 26 августа раздался еще один взрыв. По-видимому, где-то вновь накопился водород, и пожар охватил корму. Там находились люди.

Пятнадцать моряков покинули кормовой отсек через кормовой люк. Обожженный старший помощник не мог двигаться. Но, в конце концов, всех удалось поднять на мостик.

Выстрелив боевые торпеды из носовых аппаратов, чтоб они не могли взорваться при случайном ударе, «Таек» встала к борту «Кочино». Моряки покинули аварийную лодку, и «Кочино» затонула в ста милях от Норвежского побережья.

Через шесть часов «Таек» вошла на рейд порта Хаммерфест в Норвегии. Семь погибших и десять раненых, потерянный корабль — вот итог отказа клапана РДП.

Советская подводная лодка С-80 погибла 27 января 1961 г. в Баренцевом море. Лодка заряжала аккумуляторную батарею, используя устройство РДП. Погода была морозной. Море штормило. Вода периодически захлестывала верхнюю часть поплавкового клапана, на котором из-за этого намерз лед, не давая полностью закрыть клапан.

Зарядив батарею, лодка начала погружаться. И через воздухопровод РДП, через который «дышит» дизель, внутрь полилась забортная волна.

Лодка затонула на глубине 200 м. В июне 1969 г. ее подняли, использовав современные средства поиска и подъема.

Читайте в рубрике «Подводный флот»:

/ Разведка «боем»